Доставка по России бесплатно!

Примерка перед покупкой!

Возврат в течение 14 дней!

Платье для души Бон Дресс

Как выбрать женское платье — одним из обязательных элементов,  как в мужском, так и в женском платье, был съемный воротник по названием «юньцзянь». Он состоял из четырех полукруглых лопастей, символизирующих стороны света, и расшивался «облачным» орнаментом. Фигурные лопасти, олицетворяющие «север» и «юг», покрывали спину и грудь, а «запад» и «восток» спадали на плечи. Символизм такого воротника очевиден – он представлял собой модель вселенной, в центре которого находилась голова. По всей окружности императорского облачного оплечья вышивали дракона. Он словно обвивал собою шею правителя – мировую ось.

Круги-туань выбора

Одним из отличительных элементов женской одежды и платьев, столь похожей на мужскую, были декоративные круги – туань. Узоры на женских нарядах, особенно если их шили из одноцветной ткани, часто заключали в большие круги. Изображения в них были символическими и зависели от того, с какой целью изготавливали одежду. Весенне платье украшали узором из пионов, лотосы олицетворяли лето, хризантемы – очень, нарциссы и цветущая слива – зиму. В свадебных платьях в туань заключали дракона и феникса, молодая жена могла найти повседневное платье  с утками-мандаринками – символом супружеского счастья. Очень красивый ажурный узор образовывали летучие мыши с расправленными крыльями. Китайцы считали их знаком удачи и богатства.

Китайская поэтесса

На первый взгляд, на этой фотографии 1872 года, раскрашенной вручную, мы видим китаянку из знатной семьи. Но не все так просто! На самом деле девушка на снимке воплощает собой знаменитую китайскую поэтессу эпохи Цин, Ву Као, изображений которой не сохранилось. Ву Цао родилась примерно в 1800 году в семье торговца, вышла замуж за другого купца, но семейная жизнь не сложилась, и Ву Цао оставила мужа. Ее любовную лирику, чувственную и искреннюю, часто сравнивают с поэзией Сафо. Стихи и песни Ву Цао сделались популярны еще при ее жизни, а сегодня она почитается в Китае наравне с другими поэтами той эпохи.

Скромная жена

По прическе можно было определить семейный статус женщины: незамужние заплетали косы, замужние – убирали волосы в пучок. Ву Цао, которую изображает неизвестная китаянка, была замужем за торговцем, так что она носит пучок. Но что любопытно – в прическе не видно ни единого украшения, как нет ни серег, ни колец, ни браслетов. Это, безусловно, должно подчеркнуть скромность поэтессы и ее обращение к духовным, а не материальным сторонам жизни.

Девушка одета в чанфу – повседневное платье можно купить, которое носили в неформальной обстановке. Китаянкам разрешалось в таких ситуациях надевать национальные одежды, да и маньчжурки любили наряд ханьфу, состоящий из свободного и не слишком длинного халата с очень широкими рукавами и юбки до пола. Розовые оттенки, а также зеленые, голубые, сиреневые и золотисто-коричневые были в ходу и у знатных дам, и у состоятельных горожанок. Практически не носили в то время красный – он считался свадебным цветом, темно-синий и траурный белый.

Веер от вассала

Первые веера появились в Китае еще во 2 тысячелетии до нашей эры. Складные веера вроде этого – японское изобретение 9 века, которое так понравилось китайским императором, что они заимствовали его у своих островных вассалов, несмотря на предубеждение, будто ничего лучше китайского быть не может. Пластины вееров делали из слоновой кости, красного и черного дерева, черепахового панциря, бамбука; экран – из шелка и бумаги. Размеры складных вееров зависели от количества пластин, которых насчитывалось, как правило, 7, 9,12, 14, 16 или 18 штук.

Главное украшение

Тысячелетняя традиция запрещала женщинам стричь волосы – китайцы верили, что в них накапливаются магическая сила и запас жизненной энергии. Кроме того, длинные блестящие шелковистые волосы считалось лучшим естественным украшением. По прическе можно было сразу определить семейное положение ее владелицы: незамужние девушки заплетали косы, замужние делали более сложные прически на основе собранных в пучок волос.

У кого коса до пояса?

Идеал женской красоты в Китае практически не менялся на протяжении веков: девушке полагалось быть миниатюрным, нежным и хрупким цветком, грозящим увянуть от любого дуновения холодного ветра. Это ощущение хрупкости подчеркивалось свободными одеждами, скрывающими фигуру так, что на виду оставались лишь лицо, кисти рук и стопы. Поэтому о «начавших распускаться бутонах» судили по двум критериям: красоте лица и размеру обуви. Старая поговорка «оценивать голову и рассуждать о ступнях» означала обсуждение женской красоты. Что качается лица, то, как и во многих других странах, красивыми считались белоснежная кожа, четко очерченные черные брови, яркие губы и румянец. Причем здоровый румянец ценился так высоко, что щеки румянили даже детям. Женщины много времени посвящали уходу за кожей, ведь она должна была оставаться безупречной, как чистый лист бумаги. Существовало множество народных рецептов для отбеливания и увлажнения лица. Пользовались и пудрой, и не только белой рисовой, с которой в 18 веке познакомились европейские модницы. Популярной была и цветная пудра – золотистая, розовая, коричневая. Часто припудривали волосы, добиваясь самых разных оттенков. Помады смешивали из воска, камфары, мускула и масел. Брови то входили в моду платьев, то выходили из нее: одно время среди китайских аристократок было принято сбривать брови, чтобы добиться «луноликости». А вот мужчины могли рисовать себе густые черные брови … пред боем – как элемент боевой раскраски, призванной напугать врага. Считалось, что густые брови – признак свирепой, воинственной натуры. За кожей рук ухаживали не менее тщательно, на ногти наносили своеобразный «лак для ногтей», который готовили из древесного воска, яичных белков и природных красителей. В конце 16 века, и особенно в эпоху Цин, сделалось модным отращивать очень длинные ногти – как из суеверных соображений, так и для того, чтобы подчеркнуть свой высокий социальный статус А вот педикюр в средневековом Китае не было и быть не могло – из-за жестокого обряда бинтования пальцы ног у девочек оказывались совершенно деформированы, и потому красавицы никогда не показывали свои босые ноги. Считалось, что девушка, ступню которой во время омовения случайно увидит мужчина, просто умрет от стыда.